Методическое сообщение на тему: «Интерпретация Рахманиновым собственных произведений»

Автор: Бабаян Нелля Хачатуровна
Дарование Рахманинова-пианиста ярче всего проявилось в интерпретации им собственных произведений. Авторское исполнение всегда интересно тем, что оно полностью соответствует замыслу композитора .Слушая записи , рахманиновской игры, нельзя не заметить, что произведения композитора, исполненные им самим предстают в особом, неповторимом облике, впечатляя необыкновенной образной яркостью, жизненной энергией. Даже противники рахманиновской музыки невольно поддавались   ее обаянию в «гипнотической» по силе воздействия авторской интерпретации.

Да, Рахманинов-исполнитель владел подлинно живой формой, но она не была порождена «гипнозом» игры великого пианиста - она вскрывалась исполнителем, исключительно точно передающим содержание своей музыки. По существу интерпретация Рахманинова являлась новой исполнительской редакцией, исполнительской   доработкой произведения, причем отдельные подробности этой редакции не поддаются точной фиксации в тексте. Действительно, если сравнивать звучание рахманиновской музыки в авторском исполнении с нотной записью, станет очевидно, что последняя очень часто не фиксирует многих тонких подробностей интерпретации, особенно ритмо- динамических нюансов.

Отдельные же элементы музыкальной речи оказывают влияние на характер музыки в целом, в результате чего образное содержание рахманиновской музыки в воспроизведении автора зачастую оказывается совершенно иным, чем то, к которому мы привыкли.

Является ли это существенным недостатком нотной записи? Думается, что нет. Нотная запись – своего рода чертеж, проект того « здания», которое воздвигает исполнитель. Запись фиксирует текст, а богатство содержания музыкального произведения -  его подтекст- раскрывает интерпретатор.

 Поэтому вместить все образно-эмоциональное богатство музыки не сможет никакая, даже самая точная и подробная нотная запись. 
                                    
Но, помимо относительности нотной записи, есть еще чрезвычайно существенная причина различного исполнительского воплощения одного и того же произведения.  Дело заключается в том, что интерпретатор может подчеркнуть, вывести на первый план одни черты музыкального образа, одни элементы музыкальной речи и приглушить, затушевать другие, что     существенно изменит содержание произведения .Без этой возможности более или менее свободного «прочтения» текста не существовало бы исполнительского искусства.

Любой исполнитель стремится выявить наиболее сильные, яркие (с его точки зрения) стороны произведения. То же самое относится к интерпретации Рахманинова. Рахманинов не только умел преодолевать слабые стороны некоторых своих сочинений, но и лучше кого бы то ни было мог выявить наиболее сильные, наиболее яркие черты любого своего произведения.

И это совершенно закономерно:  Рахманинов лучше какого-либо другого исполнителя знал свою музыку. Зная ее подтекст как композитор, он мог, как гениальный исполнитель, воспроизвести его и передать во всем образно-эмоциональном богатстве. Рахманинов признавал ,что он играет свои сочинения иначе, чем любой другой исполнитель, и иначе, чем сам он играет  произведения других авторов, именно благодаря более полному, более глубокому знанию собственной музыки. 

Отвечая на вопрос, должен ли композитор, обладающий достаточными исполнительскими данными, быть наилучшим интерпретатором своей собственной музыки, Рахманинов говорил: «Что касается меня самого, я чувствую, если мое исполнение собственных сочинений отличается от исполнения чужих произведений, это потому только, что свою музыку я знаю лучше. Как композитор я уже так много думал над ней, что она стала как бы частью меня самого. Как пианист я подхожу к ней изнутри, понимая ее глубже, чем ее сможет понять любой другой исполнитель. Ведь чужие сочинения всегда изучаешь как нечто новое, находящееся вне тебя.

Никогда нельзя быть уверенным, что своим исполнением правильно осуществляешь замысел другого композитора. Я убедился, разучивая свои произведения с другими пианистами, что для композитора может оказаться весьма затруднительным раскрыть свое понимание сочинения, объяснить исполнителю, как должна быть сыграна пьеса».

Рахманиновская интерпретация собственных произведений имеет еще одну 
особенность .Исполняя свои сочинения на протяжении ряда лет, Рахманинов неизбежно  совершенствовал их интерпретацию как пианист, а нередко и вносил в них изменения как композитор.

Поэтому рахманиновское исполнение ряда собственных сочинений - это не только итог многолетней работы пианиста над интерпретацией произведения, но и результат работы композитора над совершенствованием самого произведения.

Чтобы не потерять эту информацию, сохраните страницу в своей социальной сети:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.